Про коров и о коровах

С самых первых времен корову почитали как мать-дарительницу молока, питающего и исцеляющего. 
Благословенная богами Она  одним дыханием своим отгоняла злые силы, и даже пыль из-под ее копыт охраняла от недобрых духов, насылающих болезни.
Из молока, дарованного бесконечно милостивой, женщины земли изготовляли не только пищу для других людей, но и святые вещества, приносимые в дар на алтари богов. А масло, растопленное в должном сосуде на жарком очаге, было излюбленной пищей Агни, который жадно слизывал его с жертвенного костра и исполнял просьбы тех, кто возливал для него эту жертву.

Многие-многие племена расселялись по земной тверди, но где бы ни жили смертные, всюду с небес доносятся к ним строгие слова прародителя Ману, указавшего в своих Законах, что никогда нельзя причинять вред коровам, и великим грехом является убиение коровы, а жертвующий жизнью ради коровы или спасающий жизнь коровы освобождается от вины, равной вине убийства человека. И сказано также великим Ману, что в жару, в дождь или в холод или когда сильно дует ветер, нельзя укрывать себя, не создав убежища для коровы.

Корова – это воплощение земли, дающей людям питание и силы жизни.

Каждый должен любить землю и бережно работать на ней, не причиняя ей боли и страданий, как не следует, боясь тяжкого греха, причинять их матери-женщине и матери-корове. Те, кто стремится уберечь своих детей от болезней и желает им долгого благоденствия, должен провести их между передними ногами коровы, а затем между задними, как бы показывая злым духам, что эти дети рождены святой коровой, и она не позволит любым бедам нарушить их жизнь.

Люди дают много имен коровам, этим благостным питательницам, и следует помнить, что имена эти должны быть благоприятны и ласкать слух, подобно именам женщин и брахманов. И нет на земле более святых животных, чем корова, а также порождаемый ею теленок.

Свят и бык, дарящий ей семя вечной жизни.

Всемогущий Шива, создающий мир и истребляющий его огнем, избрал быка как своего верного и неизменного спутника – быка, мощного носителя ярого семени, означающего безмерность продления жизни. И тем, кто умоляет Шиву о рождении сына, следует подарить ему быка, отпуская его на волю со своего двора. Бродит такой бык, где хочет, и никто не смеет согнать его с того места, где он лег на отдых, или отказать ему в пище. Даже по прошествии стольких юг, когда маленькие селения стали большими городами, быки Шивы спокойно бродят по улицам, не боясь окружающей их шумной суеты, и пользуются почетом и заботой людей.

Нет никого на свете прекраснее коровы. И каждая красавица радуется, если услышит, что ее глаза такие же кроткие и добрые, как у коровы. Все почитают в корове свою вторую мать, зная, что ее святое молоко вспоило тысячи поколений. Ведь она будет до конца Времени питать и нарождающихся, и возрастающих, и тех, кто достиг зрелости или уже склоняется под тяжестью многих лет.

И все знают те дни возрастающей или убывающей луны, в которые Сома набирает силу или теряет ее, когда следует склониться перед коровой, поднеся ей должные лакомства и чистую воду, чтобы помогла она молитве вознестись к небесам и достигнуть слуха Сомы или могучего Шивы, надо лбом которого сияет острый серп молодого месяца. В дни же праздников коровам оказывают особую любовь и почет, украшая их гирляндами свежих цветов, окрашивая рога и нанося им на лоб красный знак, уподобляющий их женщинам, чьи мужья не похищены богом Ямой и здравствуют в мире. Но если вдруг по воле богов свершится затмение солнца, и страшная черная тень укроет землю и всех живущих на ней, то следует подойти к корове и прикоснуться к ее хвосту, одним взмахом которого она отбросит все злые силы, старающиеся в эти часы проникнуть в душу человека.

Один век сменяется другим, а люди по-прежнему помнят, что преклонение перед коровой – это преклонение перед богами, перед их милостивой волей. И все знают, что на заре веков дивный темноликий Кришна провел свое чистое детство и юность среди пастухов Вриндавана и совершил многие подвиги во имя людей и коров, тех коров, чье молоко дарило ему силы и радость. Сказано мудрецами, что лучшим даром является корова для того отца, который отдает по закону жениху свою дочь, украшенную всеми добродетелями. Корова – это и лучший дар тому брахману, знатоку Вед, который посвящает годы своей жизни обучению ученика, сообщая ему знание святых текстов и молитвенных гимнов. И бесконечно давно отказались живущие от принесения коров в жертву богам, что делали они в далекой древности, в годы миновавших юг.

Некогда было так, что пресветлый Брахма возжелал совершить жертвоприношение, но нельзя к такому священному ритуалу приступать тому мужу, рядом с которым нет его жены. А его супруга, одаренная многими знаниями Сарасвати, проводила эти дни вдали от дома мужа, предаваясь отдыху.

И тогда Брахма, послушный закону богов, повелел Индре прервать воинские занятия и привести ему с земли первую же встреченную там девушку, дабы не сидеть в одиночестве у алтаря. Индра же встретил девушку, которая не была дочерью праведного брахмана и не следовало ей поэтому появляться у алтаря, подобно супруге бога. И тогда быстрый в деяниях Индра провел ее между передними и задними ногами коровы и очищенную таким путем от всех нечистых качеств доставил к Брахме, который сочетался с ней браком и мог после этого совершить весь обряд по предписаниям законов дхармы.

Пресвятые мудрецы-риши, создатели гимнов Вед, несли в своих душах особо высокую любовь к коровам и с молитвой наслаждались их молоком. Один из них, наимудрейший Васиштха, владел самой дивной из коров, носившей благое имя “Исполнительница желаний”. Всё, о чем мечтал Васиштха, и всё, чем он хотел обладать, сразу появлялось перед ним по воле той волшебной коровы. От этой же коровы обрел он силу и молодость.

Была эта корова порождена не земной матерью, а прелестной богиней, дочерью бога Дакши, того, которому дал жизнь сам Брахма при начале сотворения вселенной. Этой богине подарил свое семя тот мудрец Кашьяпа, который породил и народ змей-нагов и превеликого царя птиц Гаруду. От соединения Кашьяпы с богиней и произошла та “исполнительница желаний”, слава которой разнеслась по всем пределам земли. Божественная эта корова, родственная богам, мирно паслась в лесу возле хижины подвижника Васиштхи, поедая сочные травы и приходя к чистейшим водам. И все отшельники, посещавшие тот лес, восхищались этой небывалой коровой и низко склонялись перед Васиштхой, одаренным всеми добродетелями земли, истинным брахманом, знатоком законов дхармы.

И самые могучие и властные цари тоже приходили к нему, жаждая услышать его мудрые советы и указания. Но и у этого святого мудреца был враг. И врагом этим стал царь и воин по имени Вишвамитра, открывший свое сердце черному духу зависти. Он всё время стремился сравняться с пречистым Васиштхой, но не было у него равных с этим брахманом достоинств, и темные силы терзали его душу. Но больше всего мучило его ненасытное желание завладеть божественной коровой, молоко которой подобно амрите, а сила ее была такова, что любое желание владельца сразу же исполнялось. Однажды он даже униженно попросил Васиштху отдать ему корову, но мудрец ответил отказом.

Тогда он обратился к богине Ганге, прося ее похитить этого отшельника и принести его на волнах своей великой реки ко дворцу Вишвамитры. Богиня не сразу поняла, что он хочет проявить страшное насилие, но, увидев в глазах царя блеск жестокости, повернула течение Ганги в обратную сторону и спасла мудреца.

И тогда Вишвамитра собрал сильное войско и повел его к обители отшельника, решив отнять у него корову силой. И вот его войско набросилось на корову и пыталось угнать ее, избивая палками. На ее жалобные стоны и просьбы о спасении Васиштха повторял, что он, будучи брахманом, не может применять силу и должен прощать своих обидчиков.

И тогда корова внезапно стала страшной на вид, ее глаза покраснели от гнева, она возросла в размерах, а ее стоны перешли в грозный рев. А затем она осыпала врагов дождем раскаленных углей и породила множество воинов, обладающих всеми видами оружия. Смертельно перепуганное войско Вишвамитры бросилось в бегство и рассеялось по земле. Сам же этот царь, будучи воином-кшатрием, увидел, что могущество истинных брахманов несравненно выше грубой воинской силы и что не без воли Васиштхи стала корова столь грозной. Он отказался от своей царской власти и многие годы провел затем у ног наставников, изучая святые законы дхармы и приобщаясь к мудрости. Удостоившись наконец той награды, которую всегда снискивали все покорные воле богов, он был признан брахманами достойным стать одним из них. Предавшись подвигам служения богам, он стал таким же великим риши, как и те, что вознеслись в северное небо, обратившись в созвездие Семи пророков.

Надо заметить, что великий духом Васиштха обладал коровой, способной выполнять все желания; стоило ей сказать: «Сделай то-то и то-то», как она тут же исполняла все сказанное. Она также могла даровать разные травы, которые растут в деревне и в лесу, и, конечно же, молоко, причем шести разного вкуса сортов. Могла она даровать и особый напиток, со сладостью нектара, и непревзойденный эликсир долголетия, а также различную вкусную, как нектар, еду, которую можно было жевать, пить, лизать или сосать. И вот, Арджуна, обрадованный мудрец почтил царя, его советника и его рать разнообразными яствами, полностью удовлетворившими гостей. Царь смотрел на эту, необыкновенно пропорционально сложенную корову (шесть мер в длину, три меры в ширину и пять мер в обхвате), на ее прекрасные бока и бедра, большие выпуклые глаза, полное вымя, красивый хвост, острые уши, впечатляющие рога, большую голову и толстую шею. Он был поражен, ибо не мог найти ни малейшего изъяна в этой дивной корове.

Радостно восхвалив Нандини,— так звали дойную корову Васиштхи,— чрезвычайно довольный, Вишвамитра сказал мудрецу:

— О брахман, отдай мне эту корову в обмен на десять миллионов коров или же мое царство. О великий мудрец, отдай мне эту чудесную корову, а взамен возьми мое царство.

Васиштха Муни сказал:

Молочная корова Нандини необходима мне для того, чтобы достойно служить Богу, принимать гостей и чествовать приношениями предков. Поэтому я не могу отдать ее, даже за царство. Вишвамитра сказал:

— Я воин-кшатрий, а ты мудрец, преданный подвижничеству и изучению [Вед]. Но много ли доблести в миролюбивых, обуздавших свои чувства брахманах? Ты не хочешь дать мне то, чего я хочу, даже за десять миллионов коров, но долг воина — быть сильным, и я ни за что не отрекусь от него. Я силой заберу твою корову.

Васиштха Муни сказал:

— Ты царь, возглавляющий войско, воин с могучими руками, поэтому поступай, как хочешь. Ни о чем не задумываясь.

Гандхарва сказал:

— С этими словами, Партха, Вишвамитра схватил корову Нандини, грациозную, словно лебедь, и лучезарную, словно луна. Когда корову Васиштхи стали уводить, подгоняя ее кнутами и палками, кроткая Нандини замычала. Она подошла к святому мудрецу, Партха, и стояла, глядя на него; хотя ее продолжали нещадно бить, она упорно не покидала обитель.

Васиштха Муни сказал:

— Я слышу, как ты мычишь, благородная корова. Нандини, тебя похищают насильно, но ведь я брахман, приученный к долготерпению.

Гандхарва сказал:

— Дрожа от страха перед Вишвамитрой и его дюжими солдатами, Нандини прижалась к Васиштхе, о лучший из Бхаратов.

Корова сказала:

— Мой господин, ты же слышишь, как я мычу, беззащитная, в ужасе перед воинами Вишвамитры, которые избивают меня палками и камнями,— почему же ты остаешься безразличным [к моим страданиям].

Гандхарва сказал:

— О Партха, видя, что его чудо-корова подверглась нападению, возвышенный духом святой, твердо соблюдая свой святой обет, не проявил никакого волнения, ни на йоту не отклоняясь с пути духовного прозрения.

Васиштха сказал:

— Сила воина — в доблести, но сила брахмана — во всепрощении.

Мной владеет дух всепрощения, поэтому, если хочешь, иди.

Корова сказала:

— Почему ты так говоришь — не уж-то ты отвергаешь меня, мой господин? Покуда ты сам не отвергнешь меня, о брахман, никто не сможет увести меня силой.

Васиштха сказал:

— О кроткая, я не отвергаю тебя; останься со мной, если сможешь.

Но смотри, твоего теленка связывают крепкой веревкой, его уведут силой.

Гандхарва сказал:

— «Останься, если сможешь!» Услышав эти слова Васиштхи, корова высоко задрала морду и приняла угрожающий вид. Ее глаза побагровели от ярости, она замычала так громко, что казалось, будто это рокочет гром в небесах; [испуганная] рать Вишвамитры дрогнула. Когда [несколько смельчаков] попробовали еще раз побить корову кнутами и палками и утащить прочь, ее глаза запылали гневом, этот гнев становился все сильнее и сильнее, покуда все ее тело не засверкало, как полуденное солнце. Из ее хвоста все время извергался могучий дождь пылающих угольев. Из зада высыпало множество диких варваров, пахлавов, из помета возникало столь же великое множество шабаров и шаков. Так как она была ослеплена яростью, из ее мочи появлялись кровожадные яваны. А из пены, что шла изо рта,— пундры, кираты, драмиды, варвары и сингалы, вместе с дарадами и млеччхами.

Под натиском полчищ свирепых, порожденных коровой воинов, которые были надежно закованы в доспехи и вооружены всеми видами оружия, великое войско Вишвамитры стало рассеиваться у него на глазах. На каждого из его воинов приходилось от пяти до семи вражеских, все его войско гнали так же, как оно пыталось гнать корову, и на глазах у царя его войско было окончательно рассеяно могучими ливнями стрел, метательных копий и другого оружия. Однако,благородный Бхарата, ни один из яростных воинов Васиштхи не убил ни одного воина Вишвамитры. Кричащее от страха войско Вишвамитры было отогнано на три йоджаны, и никто не пришел им на помощь. Столь поразительное проявление брахманского могущества повергло Вишвамитру в полное смятение, породило в нем глубокое разочарование в его принадлежности к сословию воинов.

— Сила воина обманчива,— сказал он.— Истинная сила — сила брахмана. Когда раздумываешь, в чем заключается слабость, а в чем сила, приходишь к выводу, что [истинная] сила заключается в подвижничестве.

Отрекшись от своего процветающего царства и от несметных богатств, повернувшись спиной к мирским удовольствиям, Вишвамитра посвятил себя подвижничеству. Он сумел достичь совершенства в покаянии, распространив свою великую славу на все миры; все люди почувствовали, каким обжигающим жаром пылает его новообретенная сила. Вот так Вишвамитра сподобился положения брахмана и вместе с Индрой пил небесную сому, полученную при жертвоприношении.